Семья: Мистическое приключение или помойка?

Эрнест Цветков

Как известно, браки заключаются на Небесах.

Стало быть, если брак не священен, то это вовсе и не брак, а пародийная церемония. Мистического соединения не происходит, и такой брак заведомо оказывается неудачным, а изначальные отношения симпатии неизменно деградируют.

Браки совершаются на Небесах.

И постольку поскольку, эти таинственные Небеса пребывают не над нами, а внутри нас, то речь пойдет о бракосочетании внутреннем — касающимся анимы и анимуса.

Подобное соединение и есть Hieros gamos — Священный Брак.

Проще говоря, для обретения личного счастья, мужчине надлежит, прежде всего, жениться на себе самом (точнее, на своей женской части), а женщине — за себя саму выйти замуж (сочетаться со своей мужской частью).

В этом случае мы получаем целостную человеческую индивидуальность, что и является единственным гарантом для установления целостных человеческих отношений.

В силу уже известного нам закона проекции, согласно которому мы получаем вовне то, что создали внутри, для образования семьи необходимо уже иметь семью, то есть нести семя семейственность в себе — как архетип, духовное качество.

В большинстве случаев современная семья — помойка.

В изначальном, исконном, нативном статусе семья задумана как мистическое состояние, таинственный путь самопознания, самосвершения и самореализации.

ПОЧЕМУ СОВРЕМЕННАЯ СЕМЬЯ — ЭТО ПОМОЙКА?

Тот, кто не достиг мира внутри себя, не сможет дать его другому. Как можно дать то, чего нет?

Тот, кто не несет в себе цельности, не может ее установить и в отношениях.

А ведь взаимо-отношения — это всегда обмен. Неосознанный, невольный обмен себя самих. Мне нечего дать Другому, кроме себя самого. И наоборот.

Вот и получается: что несем в себе, то и выводим наружу.

Tertium non datur — третьего не дано.

Или мир или — беспокойство. Или цельность или — болезненная раздробленность.

Если во мне нет мира, я адресую другому свою тревогу. Если во мне не присутствует цельность — я начну заваливать партнера мусором своего хаоса. Что ему остается делать? Невольно защищаться.

Большинство семей — выгребные ямы, мусорные кучи, гниющие свалки распадающихся отношений, куда раздражающие друг друга сожители продолжают сволакивать и сваливать свои отбросы.

Ассенизаторами становятся дети. Они эту грязь начинают впитывать в себя. Дети заражаются своими родителями. И эта родительская интоксикация впоследствии может перерасти в хроническое отравление. Включается каскад вырождения. Ибо что может передать потомству отравленный хроник, кроме дальнейшего распада?

Факторы риска возникновения “помоечной семьи”.

1. Отсутствие состояния Внутреннего Брака — Иерогамуса.

2. Корыстный брак.

Здесь важно понять, что корысть касается не только денег или имущества. Существует более тонкая и ухищренная форма корысти — моральная. Не так уж и редко приходится слышать выражения типа “в девках засиделась, замуж пора”, “заходился в холостяках, надо обзаводиться домом, бытом, детишками” и т.п.

Вот и выходят замуж или женятся, чтобы решить свои проблемы — сексуальные, бытовые, социальные. Приходится слышать о случаях, когда юные девицы из-под родительского крыла уносятся со своими возлюбленными навстречу головокружительным высотам новой жизни. Причем подобные сцены обставляются антуражем “совершенно неземной любви”, “неистовой романтикой сердец”. Однако любви здесь и в помине нет. Зато здесь есть корысть, приправленная театрализованным пафосом. Истерический порыв оправдывается глубокими чувствами. А повод подобного действа на самом деле складывается из двух составляющих, первая из которых заключается в желании убежать от конфликтной ситуации дома, а вторая обусловлена элементарной похотью обоих партнеров, решивших немножко поиграть в героев. Их однако вскоре ожидает жестокое разочарование.

Семья — не клиника и не лечебница. Она не существует для того, чтобы решать проблемы.

Семья — не бюро добрых услуг.

Как только мотив создания семьи может быть выражен словом ради — это уже корысть.

3. Скоропалительный брак.

Его удел — скоропостижная кончина.

Не успели познакомиться, как — в загс.

За такой скоростью скрывается внутренняя агрессия.

И постольку, поскольку тайное неизбежно становится явным, по прошествии столь же скорого времени агрессия, ранее спрятанная, прорывается наружу и захлестывает остервеневающих супругов.

Под скороспелым браком следует понимать тот, который состоялся ранее, чем через год знакомства.

Оптимальный же срок непрерывных отношений со времени знакомства — 3 года, после которого партнеры приходят либо к осознанному решению связать друг с другом свою жизнь и судьбу, либо обретают понимание того, что спокойно могут обойтись и друг без друга.

Древняя мудрость напоминает — “обещанного три года ждут”.

Сама жизнь показывает, что именно в течение 3-х лет и никак не менее, происходит базовая кристаллизация актуальных качеств. Чтобы стать, к примеру, мало-мальски квалифицированным специалистом в какой-либо области, необходимо, как минимум, посвятить ей три года. За три года с начала овладевания тем или иным навыком последний формируется и усваивается основательно.

4. Ранние браки.

Окончательное формирование организма происходит к 25 годам. До этого времени даже костная ткань еще находится в стадии развития. Что говорить о субстанции более субтильной — душе?

Мы уже определили, что брак и семья в их изначальной заданности — это мистическое приключение, сакральная инициация — посвящение личности в измерения более глубинные, приобщение к Таинству, сцепление с ним. И для того, чтобы исповедовать подобный Путь, надлежит обладать в полной мере душевной и духовной зрелостью. Профанов здесь (впрочем, как и везде) ожидает крушение.

Душевно зрелый — тот, кто полностью преодолел свою инфантильность.

Свойство же духовной развитости несложно определить, исходя из его жизненных проявлений. Это — созидание, любовь, ответственность.

5. Приоритет родителей.

Незрелый человек все еще цепляется за прошлое, проявляя иждивенческие тенденции зависимости.

Тот, кто живет прошлым, не имеет будущего.

Биологически наше прошлое сосредоточено в родителях.

И пока взрослая особь ориентируется на папочку или мамочку, она инфантильна.

Мы выбираем (отсюда и брак: брать — выбирать — делать выбор) с кем делить свою жизнь и в этот момент покидаем родителей. Не истерическим бегством, не анархическим протестом, злорадные и мстливые, но — осуществляя осознанный шаг от прошлого к будущему.

“Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут двое одна плоть”. (Быт. 2:24).

Если кто-то из супругов, будучи в браке, предпочитает ориентироваться на родителей, то тем самым он вольно или невольно, вносит деструктивный аспект в новые отношения и способствует их разрушению.

Мы можем проследить, как в “помоечных семьях” расставляются приоритеты.

На первом месте ее (его) мама. Мама — лучшая подруга, учитель, мудрая наставница, гуру. Мама — это свет в окошке. Ни один поступок не происходит без маминого совета. Все действия мужа (жены) обсуждаются с мамой непременно, причем за его (ее) спиной. Мама указует путь, разрабатывает стратегию и диктует генеральную линию. Ясно, что такая женщина остается прежде всего доченькой, а мужчина — сыночкой. Быть может, в этом качестве они не столь уж и плохи, но как жена и муж они — никакие. Их идентификация пребывает еще на стадии ребенка. Таким образом, она предает своего мужа, он предает свою жену. К чему приводит предательство, известно из иудиной кончины.

В данной ситуации мы видим еще один фактор, свидетельствующий о проявлении подлости, а именно — когда кто-то из супругов жалуется родителям на поведение своей половины, или хотя бы просто обсуждает его. Это — донос. Опять-таки иудина участь.

Брак таких супругов ломает. Почтительные сыновья и дщери еще не выросли в меру мужей и жен. В семейных отношениях их невинная инфантильность оборачивается подлостью.

Подобно тому, как майор уже не капитан, а тем паче не рядовой, муж — уже не сын, а жена — не дочь.

И если офицер не будет соответствовать своему званию, его, в конце концов, разжалуют.

Тем не менее, сказанное вовсе не означает оправдания другой крайности — забвения родителей, пренебрежения к ним. Почтение и благодарность — лучшие чувства, которые мы можем к ним проявить: на расстоянии.

Мы перестаем быть детьми и становимся друзьями. Это при том, что Друг теперь у нас один — тот, с кем мы сочетаны узами Священного Брака.

6. Брак ради детей.

Еще раз напомню, что в семье любое ради — это уже признак раскола, разобщения, деструкции. Либо — радость, либо — ради.

То, что прекрасно само по себе, не делается ради чего-то. Все наши естественные побуждения самодостаточны. Если я ем, когда хочу есть, сплю, когда хочу спать, то жизнь моя легка и естественна. Я не делаю это ради того, чтобы наесться или выспаться. Как только я начну задумываться, ради чего я это делаю, моя легкость отяжелеет и радость омрачится нудной умственной жвачкой.

Как только я начинаю делать ради, я сам делаюсь ради и, тем самым, перестаю быть собой.

На обширной территории среди “помоечных семейств” непременно находятся участливые советники, призывающие “обзавестись ребеночком”, чтобы сохранить лопающийся по всем швам союз. Двойное зло. Ибо дитя здесь становится не продолжением любви, но продуктом демонической манипуляции, всего лишь “плодом истекшего семени”. Супружеская ненависть бессознательно переходит и на ребенка. Такой род становится дегенерирующим. В старину говорили — проклятым.

Еще одна вариация на тему дегенерации — низведение себя до уровня машины воспроизведения. Если женщина видит свое призвание, предназначение, миссию только в том, чтобы рожать детей, то она отступает от своей женственности и становится винтиком тотального конвейера размножения. Чем она тогда отличается от свиноматки? Мужчина же, стремящийся превратить свою жену в такую свиноматку и непрерывно оплодотворяющий ее, на самом деле испытывает страх перед интимностью. Ведь если жена хронически беременна, о какой полноценной сексуальности можно говорить? Сконфуженный Эрос превращается в рахитичного уродца, и стрелы Амура становятся пригодными разве что в качестве зубочисток.

Подобно тому, как излишняя привязанность взрослой особи к родителям, указывает на его скрытые инцестные (кровосмесительные) импульсы, так и приоритет ребенка в семье свидетельствует о наличии того же влечения со стороны отца или матери.

Рассмотрим ситуацию, не столь уж и необычную.

Молодое семейство. (Здесь и далее мы будем проводить различение между понятиями “семья” и “семейство”.

“Семейство” обозначает биологическую, юридически закрепленную совокупность человеческих организмов, обитающих на одной жилплощади и объединенную общим бытом.

“Семья” — мистическое состояние Иерогамуса, то есть Священного Брака.

В каких-то случаях “семейство” и “семья” совпадают. О подобной ситуации мы говорим как о семье. Если контекст отношений не ясен, но имеет факт юридически оформленного сожительства, то употребляем понятие “семейство”. В рассматриваемом нами примере мы пока еще не знаем, семья ли это. Пока нам только известно, что это семейство).

Обоюдно влюбленные муж и жена. Проходит время, и появляется дитя. И теперь жена, ставшая “матерью” (слово забирается в кавычки, постольку поскольку и здесь пока неизвестно, мать она, или — родившая самка. Разницу между этими статусами мы рассмотрим чуть позже), уделяет все внимание ребенку, всю свою душевную энергию она переносит на него. Муж как бы отодвигается на второй план, мужчина отдаляется. Такая семья, даже при формальном сохранении семейства, обречена на уничтожение. Объяснение же более чем просто. Мы имеем дело, если не с нарушением, то — искажением психополовой ориентации. Ведь по естеству своему для женщины на первом месте — она сама, как и для мужчины — он сам, что вполне соотносится с архетипической тождественностью «абсолютной женщине» и «абсолютному мужчине». Только развив внутри себя эти космические измерения и актуализировав их, мы обретаем способность к установлению успешных отношений с представителем другого пола, то есть — со своей половиной.

(Примечательно, что слова ПОЛ и ПОЛОВИНА образованы на единой корневой основе).

Получается, что только в подобном сочетании может осуществиться чистое зачатие — не замутненное присутствием собственной скверны. Тогда и рождение ребенка приветствуется как рождение в мире нового мира.

Женщина остается для себя женщиной и, стало быть, Женой для Мужа. Она и Муж — на первом месте, и не только как «одна плоть», но и как единый дух. Затем — ребенок.

Приоритеты, исходящие из Естества, распределяются следующим образом.

Для женщины: она сама — муж — ребенок.

Для мужчины: он сам — жена — ребенок.

Такой ребенок в полной мере получает то, в чем нуждается больше всего — любовь.

В том случае если женщина отдает первенство ребенку и таким образом переносит на него всю свою эротическую активность, можно свидетельствовать о наличии у нее опасных кровосмесительных импульсов, что является серьезным фактором риска для возникновения дегенеративного процесса.

Мать и родившая самка.

«Мать» — это архетип, душевное и духовное состояние, воплощение творческих потенций в Женщине, ее космическая самореализация, проявленная в четком осознании себя самой как проводницы жизни.

Для нее биологический ребенок — не ее собственность, но носитель духовного начала, которое может и готово проявиться в мире.

Значит, Мать — это духовное измерение в женщине.

“Родившая самка” — животный организм, осуществивший биологическую программу воспроизведения себе подобного. Это вовсе не означает, что в дальнейшем она проявляет полное равнодушие к своему дитяти — как уже сказано, она может сконцентрировать на нем всю свою жизненность. Но уровень ее отношений остается исключительно животным. Само выражение, кстати, достаточно распространенное, «мое чадо» — указывает здесь на исключительно плотский аспект обладания. А вскоре такое чадо начинает чадить.

7. Восприятие партнера как собственности, или присвоение Другого.

Позиция, когда кто-то из супругов рассматривается как “часть имущества”. Подобная тенденция свидетельствует о наличии высокой степени личной агрессивности. И, хотя последняя может маскироваться выраженным проявлением заботы и участия, тем не менее, следует понимать, что указанные качества, как правило, скрывают желание контролировать и подавлять, то есть намерения деструктивные, смертоносные. Хорошо известны случаи так называемой “удушающей любви”. Ведь если слишком сильно сжимать в объятиях, то можно и задушить.

И в данной ситуации либо один медленно “убивает” другого — тот начинает болеть и чахнуть, либо другой ради собственного спасения, бессознательно чуя опасность, выходит из этой игры, или покидая своего контролирующего партнера, или просто действительно умирая.

В любом случае отношения оказываются убитыми.