УКРАИНСКАЯ АССОЦИАЦИЯ КОСМОЭНЕРГЕТИКИ

 
 

Уастеки

Введение

Уастеки – самоназвание те’енек – индейская народность в северо-восточной Мексике (штаты Идальго, Веракрус, Сан-Луис-Потоси, Тамаулипас); в основном сосредоточены вдоль реки Пануко и на побережье Мексиканского залива. Численность — около 80 тыс. человек (оценка конца XX века).

В доколумбовой Америке уастеки были частью Мезоамериканской культуры. По археологическим данным их культуру относят к X веку до н.э., а расцвет цивилизации приходится на постклассический период (между закатом эпохи Теотиуакана и расцветом империи ацтеков). Доколумбовые уастеки строили ступенчатые пирамиды, высекали из камней скульптуры и изготовляли искусно раскрашенные гончарные изделия. Но самым необычным было то, что уастеки, хотя они и строили большие города и достигли уровня цивилизации, обычно не носили одежду. Другие культуры Мезоамерики ими восторгались за их музыкальные способности.

Приблизительно в 1450 году уастеки были покорены ацтекской армией под предводительством Моктесумы I. С этого времени они были обязаны выплачивать Теночтитлану дань, но им позволили сохранить значительную степень независимости в самоуправлении. Уастеки были покорены испанцами между 1519 и 1530-ми годами. С приходом римской католической церкви их заставили носить одежду.

Язык уастеков

Уастекский язык до сих пор в ходу, особенно в сельской местности, и люди продолжают сохранять традиционные характерные черты в музыке и в танце. Язык входит в семью языков майя, обозначая связь между уастеками и народами, проживающими на юге Мексики.

Уастеки именуют свой язык «Те’енек» (имеет также произношение «Тенек»), что в переводе означает «те, кто живёт в полях». В наши дни языком уастеков владеют приблизительно 66000 человек, из них 2/3 живут в Сан-Луис-Потоси и 1/3 в Веракрусе (INAH, p.56). Считается, что до вторжения испанцев в 1529 году уастеков было около полумиллиона человек…

Как, когда и почему уастеки отделились от майя и оказались на месте их нынешнего расположения

Когда уастеки отделились от остальных майя?

Изучение изменений в языке, особенно в лексикостатистике (т.е. методом датировки в исторической лингвистике, когда слова изменяют свою форму или заменяются заимствованными синонимами), дало лингвистам инструмент для оценки временного периода, когда многие группы языков стали различаться от языка общих предков. Процесс зависит от предположения, что изменение языка, в отсутствии распространённой литературы, постоянно на всём временном диапазоне.

Если мы возьмём язык семьи майя, который включает в себя все языки, наследовавшиеся от прото-майя после родового отделения от общих предков (версия поддерживается некоторыми лингвистами) с прото-михе-соке (который, как предполагают некоторые лингвисты, сам произошёл от более раннего прото-пенутианского языка), то возникнет небольшое сомнение в том, что прото-уастекский язык стал первым отделившимся от языка семьи майя, о чём у нас есть доказательства. Второе отделение у неуастекской ветви языка было между прото-юкатекским языком, на котором сейчас говорят на Юкатане, и языком-предком всех остальных майя языков (почти на всех них говорят в Гватемале). Единственным языком, помимо уастекского, который берёт корни у прото-уастекского языка – был чикомусельтекский язык (также именуемый котоке), на котором говорили в Чиапасе возле Комитана (сейчас это мёртвый язык).

Лингвисты определили приблизительное время появления предвестника отделения уастекского языка от прото-майя языка – между 2200 и 1200 гг. до н.э. Компаративный лингвист Морис Свэдиш (Maurice Swadesh) считает, что отделение произошло ещё позднее и определяет уастекское/чикомусельтекское слово «иник» («человек») как версию майяскому слову «виник», считая это типичным контрастом (Wilkerson, p.928). МакКвоун (McQuown) предполагает дату 1500 г. до н.э., Манрике Кастанеда (Manrique Castaneda) – 1800 г. до н.э., а Далин (Dahlin) – 2100 г. до н.э., как наиболее подходящую дату отделения языка (Ochoa, p.40; Dahlin, p.367). Кауфмановское предположение о дате около 2200 г. до н.э. требует 2 стандартных фонологических (звуковых) изменений, засвидетельствованных во всех майя языках – «r» меняется на «y» и «q» на «k» — которые произошли независимо после отделения, и в уастекской/чикомусельтекской ветви, и в ветвях других языков майя (Campbell and Kaufman, p.195).

В своей работе над глагольными аффиксами в майя языках Робертсон предположил, что уастеки вступали в контакт с прото-цельтальской ветвью майя. Похоже, что на уастекский язык всё-таки повлиял прото-цельтальский, отразившийся, например, в таком нововведении как предлог «ta», используемый с дополнением к глаголу в третьем лице (Robertson, p.307). Если отделение уастеков произошло к 2000 г. до н.э., тогда, возможно, они не ушли далеко от границы Гватемалы-Чиапаса приблизительно до 1100 г. до н.э., времени становления прото-цельтальского языка отдельной ветвью.

Когда уастеки пришли в область Уастека?

Область Уастека простирается от восточной известняковой гряды Сьерра Мадре Ориенталь через прибрежные равнины и горы Отонтепек до Мексиканского залива и охватывает северную часть штата Веракрус, восточную часть Сан-Луис-Потоси и (по определениям некоторых словарей) южную часть Тамаулипас. По меньшей мере, на трёх индейских языках сегодня разговаривают в различных частях области:

· на науатле (Юто-Ацтекский язык), особенно часто используемый в Веракрусе, но также и в Сан-Луис-Потоси;

· на паме (Ото-Манге язык), на нём разговаривают в горах на границе штатов Сан-Луис-Потоси и Керетаро;

· и на уастекском (язык Майя), на котором разговаривают в Сан-Луис-Потоси и в северной части Веракруса, и, раньше, в Тамаулипасе.

Также некоторые учёные включают и территорию тотонаков в северо-центральной части Веракруса в область Уастека. Область Уастека была известна ацтекам (предкам нынешних науатль говорящих жителей, прибывших в Уастека около 1450 г.) как территория с плодородной почвой (Campbell and Kaufman, p.188), с участками земли в северной части с тропическими лесами.

Уастеки прибыли в Уастека между 1500 г. до н.э. (Kaufman, p.106) и 900 г. до н.э. (Stresser-Pean). Данные лингвистов подтверждаются археологическими находками. В 1954 году Ричард МакНейш (Richard MacNeish) нашёл гончарные изделия и статуэтки среднеформативного периода, именуемого «Павон де Пануко» («Pavon de Panuco»), с раскопок на реке Пануко, которые имеют сходство с предметами преклассического периода из Уашактуна, территория майя в Петене (Ochoa, p.42). Дата прибытия уастеков в место нынешнего расположения не ранее 1100 г. до н.э. кажется наиболее оптимальной, т.к. скорее всего они не смогли добраться до местечка Санта Луиса в северо-центральной части Веракруса до 1200 г. до н.э. — фазы в конце раннего формативного периода, известного в этом месте под названием «фаза Охите» (Wilkerson, p.897). Артефакты этого периода включают базальтовые манос и метатес [метатес — зернотёрки] Пануко типа (Wilkerson, p.892). Уастеки оставались в Санта Луисе, расположенном восточнее Папантлы возле побережья залива, до момента вытеснения их тотонаками около 1000 г. н.э.

Одно из звеньев иконографических традиций гравировки — комплекс «yoke-palm-axe», было найдено от острова Хайна в прибрежной части Кампече до Уастека (и в Апарицио, Веракрус), так же как игра в мяч пелота, обезглавливание и изменение зубов (Ochoa, p.43); однако, это может лишь отражать наличие хороших прибрежных торговых связей после того, как уастеки обосновались в Уастека.

Где произошло отделение уастеков от майя и почему?

На языке прото-майя, общем предке всех языков майя, возможно, говорили в западно-центральной Гватемале, в высокогорных сосновых и дубовых лесах горной гряды Кучуматанес: севернее долин рек Мотагуа/Грихальва, далее вниз к границам тропических лесов, низменностям возле рек Ишкан и Чишой (Негро), вливающихся в реку Усумасинта (Campbell and Kaufman, p.191). Подтверждающим фактом того, что этот регион и есть «сердце» майя является его месторасположение – приблизительно в центре всего языкового разнообразия (таким образом, для того, чтобы языковые группы оказались в местах нынешнего их расположения, необходимо было совершить минимум движения), и факт того, что в языке прото-майя присутствуют слова для флоры и фауны как гор, так и низменностей, а также (сомнительная) идея о том, что группам людей легче распространяться с гор в низменности, нежели наоборот (Dahlin, p.370). Не все археологические данные подтверждают данную теорию: была найдена более старая керамика из пещеры Лолтун на Юкатане и из Куэльо в Белизе – альтернативные прародины майя (Dahlin, p.371).

Можно спорить про конкретную дату отделения прото-уастеков от остальных майя (2200 или 1200 гг. до н.э.), но неоспоримым останется то, что это произошло как минимум за тысячелетие до расцвета культуры майя классического периода. Таким образом, не удивительно, что слово «писать» различается в прото-уастекском языке («0uc-») от остальных ветвей («c’ib») языка майя (Kaufman, p.102).

Если мы принимаем дату 2000 г. до н.э. за обоснованную дату отделения уастеков от майя, а склоны гряды Кучуматанес за действительное местонахождение говорящих на языке прото-майя людей, то наиболее вероятным будет, что отделение произошло после того как эти говорящие на прото-майя люди (или часть группы) начали мигрировать на север (возможно вдоль реки Усумасинта), а затем две отделившиеся группы продолжили своё движение в противоположных направлениях: прото-уастекская группа отправилась на северо-запад (прото-чикомусельтеки вскоре отделились от них и отправились на запад в предгорья Чиапаса), а прото-юкатеки и другие майя говорящие группы распространились на северо-восток (одна из этих групп стала народом чонталь – многие учёные полагают, что язык чонталей, у которого было заимствовано множество слов и иероглифов, был доминирующим у майя Петена классического периода). Пока у нас нет чётких археологических доказательств для объяснения причин разделения. Можно предположить (по лингвистическим свидетельствам), что контакт между двумя группами был вскоре прерван, несмотря на то, что географических преград для автоматической изоляции друг от друга не было.

Какая группа занимала территорию низменностей реки Усумасинта и побережья залива (ныне эту территорию занимает большая часть штата Табаско) между 2000 годом до н.э. (когда прото-уастеки начали своё путешествие) и 1000 годом до н.э. (к этому времени прото-юкатеки прибыли на Юкатан, чикомусельтеки изолировались от уастеков (Kaufman, p.111), а уастеки прибывают в центральный Веракрус)? Многие учёные предполагают, что этот регион был населён людьми, говорящими на языке михе-соке. Хотя сейчас говорящие на языке михе-соке люди и живут изолировано в горах на северо-востоке штата Оахака вдоль хребта перешейка Теуантепек и далее в западную часть штата Чиапас, вполне вероятно, что раньше они занимали всю территорию побережья залива от перешейка до гор Тустла – другими словами, сердце ольмекской цивилизации, вскоре ставшей территорией, возможно говорящими на михе-соке языке, ольмеков на период с 1400 по 500 гг. до н.э. Одним из свидетельств того, что Ольмеки говорили на языке михе-соке стали слова, которые прото-уастеки заимствовали от прото-михе-соке пока они проходили через южные низменности побережья залива (Campbell and Kaufman, p.191); например, «ciw», означающий «плоды семейства тыквенных» (Robertson, p.309).

Таким образом, причиной лингвистической изоляции ранних уастеков от остальных майя говорящих народов можно считать прото-ольмеков, говорящих на языке михе-соке, которые сами недавно прибыли в те места после миграции из региона Соконуско побережья Тихого океана через перешеек Теуантепек (Malstrom, p.28). Существует более убедительное основание считать, что дальнейшая миграция уастеков на север вдоль побережья залива была спровоцирована активными совместными действиями ранних ольмеков (1400-1100 гг. до н.э.) Сан Лоренсо и других мест. Если это правда, то большая часть дистанции (от «сердца» ольмекской территории у Сан Лоренсо до окрестностей Сан Луизы), пройденная уастеками от Гватемалы до Уастека, была пройдена лишь за 100 лет, максимум за 200.

Уастеки и юкатанские майя воссоединились, до известной степени, в 19 веке, когда уастекские сборщики смолы чикле и лесорубы были переправлены в штат Кампече для работ в типичных для своей местности лесах, в основном нанятые компаниями с капиталом, в котором участвовали компании из США. В это же время, посредством пароходов, установились торговые связи между этими регионами: такие товары как, например, соль экспортировались из Кампече в Тушпан (порт в Уастека), а товары как, например, сахар – из Тушпана в Кампече (Vadillo Lopez и Riviera Ayala, p.96).

———————————————————————————————————————————————————————————

Источник: http://en.wikipedia.org/wiki/Huastec

Цитируемые работы:

· Ariel de Vidas, A. 2003. “Ethnicidad y cosmologia: La construccion cultural de la diferencia entre los teenek (huaxtecos) de Veracruz”, in UNAM, Estudios de Cultura Maya. Vol. 23.

· Campbell, L. and T. Kaufman. 1985. “Maya linguistics: Where are we now?,” in Annual Review of Anthropology. Vol. 14, pp. 187-98

· Dahlin, B. et al. 1987. “Linguistic divergence and the collapse of Preclassic civilization in southern Mesoamerica”. American Antiquity. Vol. 52, No. 2, pp. 367-82.

· INAH. 1988. Atlas cultural de Mexico: Linguistica. Mexico City: Instituto Nacional de Antropologia e Historia.

· Kaufman, T. 1976. “Archaeological and linguistic correlations in Mayaland and associated areas of Mesoamerica,” in World Archaeology. Vol. 8, pp. 101-18

· Malstrom, V. 1985. “The origins of civilization in Mesoamerica: A geographic perspective”, in L. Pulsipher, ed. Yearbook of the Conference of Latin Americanist Geographers. Vol. 11, pp. 23-29.

· Ochoa, L. 2003. “La costa del Golfo y el area maya: Relaciones imaginables o imaginadas?”, in UNAM, Estudios de Cultura Maya. Vol. 23.

· Robertson, J. 1993. “The origins and development of Huastec pronouns.” International Journal of American Linguistics. Vol. 59, No. 3, pp. 294-314

· Stresser-Pean, G. 1989. “Los indios huastecos”, in Ochoa, L., ed. Huastecos y Totonacas. Mexico City: CONACULTA.

· Vadillo Lopez, C. and C. Riviera Ayala. 2003. “El trafico maratimo, vehiculo de relaciones culturales entre la region maya chontal de Laguna de Terminos y la region huaxteca del norte de Veracruz, siglos XVI-XIX”, in UNAM, Estudios de Cultura Maya. Vol. 23.

· Wilkerson, J. 1972. Ethnogenesis of the Huastecs and Totonacs. PhD dissertation, Department of Anthropology and Archaeology, Tulane University, New Orleans.

Permission is granted to copy, distribute and/or modify this document under the terms of the GNU Free Documentation License, Version 1.2 or any later version published by the Free Software Foundation; with no Invariant Sections, no Front-Cover Texts, and no Back-Cover Texts. A copy of the license is included in the section entitled «GNU Free Documentation License».
http://en.wikipedia.org/wiki/Wikipedia:Text_of_the_GNU_Free_Documentation_License

Перевод — Sam (http://mesoamerica.narod.ru)